Принять участие в опросе «Бюджет для граждан»

  

open budget

byudzhet-dlya-grazhdan view P

standarty

 

image3197

 

Противодействие коррупции

Телефон доверия:

+7 (8734) 55-15-35

 

email: mfri1@mail.ru


Антикоррупционный совет 

при Главе РИ:

+7 (8734) 55-19-03

Ссылки на ресурсы

materiali

KSP RI

eis

6b319324-3193-49e9-8c00-e8321535a440  

dr s finansami 

logo

 

 

Интервью директора Департамента межбюджетных отношений Ларисы Ерошкиной агентству ТАСС

Директор департамента межбюджетных отношений Минфина РФ Лариса Ерошкина рассказала ТАСС об итогах первого года программы реструктуризации бюджетных кредитов регионов, результатах централизации налога на прибыль и принципах работы Минфина с регионами-должниками. 
 
— Лариса Александровна, первый вопрос по программе реструктуризации бюджетных кредитов регионов. Как она реализуется, каковы ее первые итоги?
 
— В период с 2014 по 2017 год в целях погашения долговых обязательств субъектам Российской Федерации из федерального бюджета предоставлены бюджетные кредиты в объеме более 1 трлн рублей, сроки погашения которых в большей части наступали в 2018–2019 годах. В конце 2017 года для того, чтобы сократить объемы погашения бюджетных кредитов по годам, тем самым облегчить регионам их долговую нагрузку, правительством Российской Федерации было принято решение о запуске программы реструктуризации, в рамках которой изменены сроки и объемы погашения по годам. То есть если раньше субъект ежегодно гасил от 30 до 70% объема полученных бюджетных кредитов, то в 2018–2019 годах этот объем составляет 5%, в 2020 году — 10%, в оставшиеся четыре года — по 20%. Это очень комфортное погашение.
 
Стоит отметить, что бюджетный эффект в виде снижения объема необходимых к возврату бюджетных кредитов субъектов Российской Федерации в 2018–2019 годах составит порядка 418 млрд рублей, что будет способствовать созданию условий для стабилизации и снижения долговой нагрузки региональных бюджетов. Кроме того, в случае обеспечения субъектом темпов роста в 2018–2019 годах налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов выше уровня инфляции, он имеет право обратиться в правительство Российской Федерации с просьбой о продлении сроков реструктуризации еще на пять лет. Таким образом, общий срок погашения бюджетных кредитов может составить 12 лет. Экспертная оценка показывает, что это очень хорошее решение, которое привело к изменению структуры государственного долга и дало комфортные условия для погашения кредитов.
 
2018 год стал первым годом, когда действует эта программа, в которой участвуют 73 региона. Госдолг регионов сократился на 4,7%, или на 109 млрд рублей, в том числе задолженность по рыночным заимствованиям сократилась на 28 млрд рублей, или на 2,3%.
 
При этом необходимо отметить, что госдолг регионов, участвующих в программе реструктуризации, за 2018 год сократился на 107,4 млрд рублей, или на 5,4%, в том числе задолженность по рыночным заимствованиям сократилась на 49,0 млрд рублей, или на 4,9%.
 
Также в 2018 году изменилась и структура долга регионов. Так, субъекты стали больше выходить на облигационный рынок заимствований. Кроме того, регионы уходят от краткосрочных кредитов к среднесрочным — основной объем привлеченных банковских кредитов со сроками от одного до трех лет.
 
Регионы научились более взвешенно и сдержанно управлять государственным долгом. Можно сказать, что наше соглашение с регионами уже сейчас дает положительный эффект. Стали задумываться о том, на каких условиях и под какую ставку они берут займы, как растут расходы на обслуживание долга и т.д. Финансовая дисциплина стала лучше, это абсолютно точно.
 
— А после завершения программы реструктуризации не планирует ли Минфин возобновить практику выдачи бюджетных кредитов?
 
— Об этом поговорим после завершения программы реструктуризации. Пока же после начала программы реструктуризации с 2018 года не предоставляем регионам кредиты из федерального бюджета. При этом Федеральным казначейством в течение года субъектам Российской Федерации предоставляется значительный объем краткосрочных кредитов. Начиная с 2018 года сроки предоставления казначейских кредитов, так называемых кредитов на кассовые разрывы, — 90 дней. Объем предоставленных казначейских кредитов за прошлый год составил 559 млрд рублей. Регионы, используя инструменты казначейского кредитования, также перекредитовывают рыночные заимствования. В начале года, как правило, берут казначейские кредиты, гасят коммерческие кредиты, ближе к концу года уже идут на рыночные заимствования. За счет этого снижаются расходы на обслуживание долга. Так, за 2018 год расходы на обслуживание госдолга сократились на 18%, или на 19,3 млрд рублей, экономия относительно первоначально утвержденных расходов на указанные цели составила 50,4 млрд рублей (за 2017 год расходы на обслуживание госдолга сократились на 14%, или на 18,4 млрд рублей, экономия относительно первоначально утвержденных расходов на указанные цели составила 53,7 млрд рублей).
 
— Пять регионов отказались вступать в программу реструктуризации кредитов. Как обстоят дела у них? Какие были причины для отказа? Следите ли вы за их уровнем долга?
 
— Основная причина не входить в программу реструктуризации для этих субъектов — удобные условия погашения госдолга. Это регионы с долговой нагрузкой ниже 40%. Мы считаем, что это достаточно безопасный показатель долговой устойчивости. Для них было выгоднее скорее погасить свои трех- и пятилетние бюджетные кредиты, чем уйти на долгие периоды погашения и заключать соглашения с Минфином. Из этих пяти субъектов четыре за прошедший год сократили госдолг. Один регион, Московская область, увеличил, до 30% от объема налоговых и неналоговых доходов. Мы ежемесячно проводим анализ исполнения бюджетов всех субъектов Российской Федерации, при рассмотрении поправок к проекту закона о бюджете и при наличии рисковых ситуаций даем коллегам рекомендации. Но в этих регионах таких ситуаций нет, поэтому претензий к ним мы не имеем.
 
— Ранее эксперты высказывали опасения, что в этом году возможны дефолты регионов. Вы с этим согласны?
 
— Мы не видим риска дефолтов субъектов РФ. Анализ исполнения региональных бюджетов прошлого года показал, что ни один субъект не допустил просрочки погашения бюджетных кредитов. У нас также нет информации о том, что за последний период года какой-либо субъект не погасил вовремя кредит в коммерческом банке.
 
Доходы регионов растут более быстрыми темпами, чем были предусмотрены региональными бюджетами, ситуация с точки зрения доходной базы регионов позитивная, за 2018 год доходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации выросли на 15%. То есть должен произойти какой-то экстраординарный случай, чтобы регион допустил нарушение сроков погашения задолженности. Уровень профессионализма и ответственности работников финансовых органов субъектов РФ высокий, так что никаких объективных причин для просрочек на данный момент я не вижу.
 
— А у каких регионов серьезные проблемы с долгами?
 
— Есть два субъекта, у которых на 1 января 2019 года величина госдолга выше доходов, — это Республика Мордовия и Костромская область. В начале прошлого года таких регионов было семь. Что касается Костромской области, несмотря на то что регион находится в рисковой зоне с высоким уровнем госдолга, тем не менее величина долга за 2018 год сократилась как в номинальном выражении — на 1,5 млрд рублей, так и в относительном — на 7%, в том числе и рыночный долг сократился на 10%. Республика Мордовия, напротив, за 2018 год нарастила как общий объем госдолга — на 6,2 млрд рублей, или на 12%, так и рыночный — на 45%. Для этих регионов предусмотрен дополнительный механизм — это санкционирование расходов через Федеральное казначейство, установление очередности платежей по расходам за счет доходов региона. В первую очередь это первоочередные расходы: зарплата, меры социальной поддержки, платежи за неработающее население, расходы на обслуживание долга. После того как эти платежи пройдут в течение месяца, казначейство открывает финансирование на другие расходы. В настоящее время механизм санкционирования расходов применяется в трех регионах — Костромская область, Республика Хакасия, Республика Мордовия. Эта мера тоже дает положительный эффект. Хочу отметить, что у Республики Хакасия и Костромской области помимо сокращения уровня госдолга также сократился объем кредиторской задолженности.
 
— Будет ли Минфин дальше что-то делать с задолженностью регионов?
 
— Мы рассматривали параметры бюджетов субъектов РФ на 2019 год и ряду субъектов дали рекомендации по уточнению бюджетов, потому что видели определенные несоответствия по ранее принятым обязательствам и наличие определенных рисков. Мы проверяем, насколько доходы покрывают те расходные обязательства, которые принимаются в бюджете. Если дефицит не больше 10%, госдолг не выше параметров заключенных соглашений с Минфином, и если, в общем, бюджет соответствует требованиям бюджетного законодательства — то вопросов к бюджету субъекта нет. Другое дело, если уже в проекте бюджета видно, что параметры превышают установленные соглашениями, то, естественно, таким регионам даются соответствующие рекомендации по приведению бюджетов в соответствие с принятыми обязательствами. Руководители регионов, с которыми заключены соглашения, анализируют параметры долга, следят за финансовой дисциплиной при исполнении бюджета. Так что тут больших рисков неисполнения обязательств не видим. Важно, чтобы похожие элементы управления применялись регионами к муниципалитетам.
 
— Помимо реструктуризации, с 2017 года Минфин заключает соглашения с регионами — получателями дотаций на выравнивание. Для чего это делается, ведь дотации закреплены в бюджете, для чего еще какие-то документы?
 
— Дотация на выравнивание — это основной вид межбюджетного трансферта. Как правило, из года в год 72?73 региона получают дотации на выравнивание. Мы со всеми регионами — получателями дотации ежегодно заключаем соглашения для того, чтобы регионы проводили анализ налоговых льгот, мер социальной поддержки, которые предоставляют субъекты, с учетом использования адресности и критериев нуждаемости, их расходных обязательств, разрабатывали планы мероприятий по росту доходного потенциала и по оптимизации расходов. Субъекты стали интересоваться проводимой друг другом политикой, какие меры проводятся администрацией региона с точки зрения улучшения качества финансового планирования, госуправления в разных сферах деятельности, а не только в плане того, кто больше дотаций получает из округа.
 
— Как вы оцениваете финансовые итоги регионов за 2018 год?
 
— По предварительным отчетным данным, по итогам 2018 года рост всех доходов субъектов составил 15% к уровню 2017 года. Если сравнивать с 2015–2016 годами, есть практически удвоение темпов роста. Налоговые и неналоговые доходы у субъектов возросли на 14%. Основную роль в рост налоговых и неналоговых доходов внес налог на прибыль — 23% роста, в предыдущие периоды это было около 10%, тоже произошло удвоение роста. Доходы по налогу с физических лиц выросли на 12%, это тоже очень хороший результат. НДФЛ в доходах в бюджеты субъектов РФ занимает первое место, он приносит больше поступлений в региональные бюджеты, чем налог на прибыль. Расходы регионов за 2018 год выросли на 10%, поэтому по итогам 2018 года впервые с 2007 года сложился профицит бюджетов регионов. До этого года в целом по итогам у регионов всегда были дефицит. В 2017 году бюджеты регионов исполнены с дефицитом всего 52 млрд рублей, а сейчас 510 млрд рублей профицит. Даже если из анализа исключить самые высокодоходные субъекты — Москва, Тюменская область, Санкт-Петербург, — то объем профицита составит 315 млрд рублей. То есть подавляющее число субъектов выполнили бюджет с профицитом — если в 2017 году таких регионов было 38, то сейчас их 70.
 
Нам важно, что именно на 2019 год у субъектов остались остатки на счетах (почти 2 трлн), которые будут являться источниками финансирования расходных обязательств бюджета 2019 года. Доходы регионов в 2019 году прогнозируются в среднем по субъектам на уровне 2018 года, это консервативная оценка, но благодаря остаткам, сложившимся на начало текущего финансового года, будет возможность выполнять принятые обязательства, в том числе связанные с реализацией национальных проектов. Параметры исполнения бюджетов субъектов за 2018 год разные, но у нас нет ни одного субъекта РФ по итогам исполнения 2018 года, где доходы были бы ниже 2017 года, у всех по итогам года прирост. По налоговым и неналоговым доходам есть два субъекта, которые исполнили бюджет ниже, чем в 2017 году, но это в большей степени связано с разовыми поступлениями в течение 2017 года.
 
— В предыдущие годы много дискуссий было вокруг централизации налога на прибыль. Как механизм себя показал?
 
— Наша страна уникальна и с точки зрения количества субъектов — нет ни одной другой страны, в которой есть 85 регионов, — и численность населения, и уровень доходов на одного человека очень сильно разнятся. В целом в субъектах налоговая база размещена неравномерно. Учитывая необходимость выравнивания бюджетной обеспеченности наименее финансово обеспеченных регионов, с 2017 года принято решение о централизации в федеральном бюджете 1% налога на прибыль и увеличении дотации на выравнивание: в 2016 году объем был 514 млрд рублей, а когда перераспределили 1% налога на прибыль, этот фонд для регионов с наименьшим уровнем финансовой обеспеченности увеличился до 614 млрд рублей. Решение о централизации налога на прибыль принято в отношении всех регионов. В 2017 году объем централизованного в федеральный бюджет налога на прибыль составил 134 млрд рублей, из которых 100 млрд направлено на выравнивающую часть, 20 млрд направлено на грантовую поддержку субъектов РФ, достигших наивысших темпов социально-экономического развития, и на увеличение дотации на сбалансированность региональных бюджетов. Дополнительно в прошлом году мы отдали регионам 30 млрд в виде грантовой поддержки за то, что они вносят вклад в поступление налога на прибыль не только в свой региональный, но и в федеральный бюджет.
 
— А в этом году сколько средств может пойти на эту грантовую поддержку и какая сумма от централизации?
 
— Ежегодно увеличиваем объем дотаций на выравнивание субъектам. На 2019 год дотации на выравнивание составляют 675 млрд рублей, в рамках этого объема приблизительно 24% связано с централизацией налога на прибыль. С одной стороны, мы пытались достигнуть выравнивающего баланса, с другой стороны — стимулирующего в виде грантовой поддержки. В бюджете на этот год в целом предусмотрено 50 млрд грантовой поддержки — это достаточно много. Мне кажется, это хорошие два основных направления поддержки — 30 млрд в целях стимулирования роста налогового потенциала по налогу на прибыль организаций и 20 млрд грантовой поддержки для субъектов, достигших наилучших показателей в разных областях деятельности, — в прошлом году их получили 40 регионов.
 
— Вы сказали, что сейчас важно регионам работать с муниципалитетами. Заключают ли регионы соглашения с муниципалитетами аналогичные своим соглашениям с Минфином? Как много? Какие муниципалитеты в ряду самых рисковых?
 
— Муниципалитеты, как и субъекты, делятся по доле финансовой помощи, предоставляемой из вышестоящего бюджета, — на реципиентов, включая высокодотационные регионы, и тех, кто не получает финансовую помощь, т.е. доноров. Субъекты заключают с муниципальными образованиями соглашения, аналогичные соглашениям Минфина с регионами. Казначейство также предоставляет крупным муниципальным образованиям казначейские кредиты напрямую. Из 559 млрд рублей казначейских кредитов 74 млрд были предоставлены муниципалитетам. Этот элемент существует уже пару лет и себя оправдал. В этом году казначейство планирует расширить перечень муниципальных образований, которые смогут получать их кредиты. Важно, чтобы муниципалитеты — получатели казначейских кредитов также проводили взвешенную долговую политику.
 
Текст: Лана Самарина и Екатерина Кузнецова
 
 

Министр финансов РИ

Оздоев Бекхан Ибрагимович

 

               ris1      https://twitter.com/minfin_ri    

 

Актуальное видео

Доклад о лучшей практике развития «Бюджета для граждан» в субъектах РФ и МО

  kalkulyator1

Счетчик посещений